Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:00, 07 июня 2019

Юлия Гуляева: «Мы спешим скорее помочь попавшим в беду людям»

Юлия Гуляева: «Мы спешим скорее помочь попавшим в беду людям»Фото: Архив Юлии Гуляевой
  • Интервью

Заведующая Шебекинской подстанцией скорой медицинской помощи рассказала о централизации учреждения, алгоритме действий и работе бригады.

Все мы знаем, что после тревожного телефонного звонка бригада «скорой» обязательно выедет на вызов, чтобы быстрее помочь больным и пострадавшим при всех угрожающих жизни состояниях. Мы побеседовали о работе этой важнейшей службы с заведующей Шебекинской подстанцией скорой медицинской помощи Юлией Гуляевой.

— Юлия Александровна, сначала расскажите о переменах в деятельности «Скорой медицинской помощи»?

— С 1 марта 2019 года произошла централизация, объединение подразделений. Сейчас наше учреждение официально называется ОГБУЗ «Станция скорой медицинской помощи города Белгорода». В составе нашей Шебекинской подстанции четыре поста: Шебекинский, Большетроицкий, Корочанский и Мелиховский. У нас расширилась сфера обслуживания территории. Раньше мы обслуживали только Шебекинский район, а теперь и соседний — Корочанский.

— Какие улучшения произошли в связи с этим?

— Образно говоря, стерлись границы между районами. И это является плюсом. Например, происходит какое‑то серьёзное ДТП в районе Большого Городища (это как ехать на Корочу через Купино). Туда прибывает бригада «скорой помощи» из Корочанского поста, которая может быстрее доехать до места происшествия и оказать людям необходимую помощь и, возможно, спасти чью‑то жизнь.

Создана Единая диспетчерская служба в Белгороде. В каждой машине есть навигационная система «Глонасс». Диспетчер с её помощью отправляет машину в ближайшее место вызова. То есть, цель централизации — как можно быстрее оказывать людям экстренную медицинскую помощь.

— Как сегодня можно вызвать «скорую»?

— В связи с процессом централизации телефонные звонки поступают в Единый диспетчерский центр, который находится в Белгороде. Вызов «скорой помощи» осуществляется со стационарных телефонов по номеру «03», с сотовых телефонов — по «103». Либо можно будет набрать номер «112» – это служба МЧС.

Юлия Александровна, сколько бригад у вас сейчас работает? Какова ситуация с кадрами?

— На Шебекинском посту — пять бригад, на Большетроицком – одна, на Корочанском – две, на Мелиховском посту одна бригада. Всего у нас на подстанции девять бригад.

По нормативным документам у нас должно быть два фельдшера. Врачей у нас мало. Есть небольшая нехватка персонала. Нам очень хочется, чтоб студенты, заканчивающие медицинские образовательные учреждения, приходили к нам работать. Работа очень интересная. Медики получают здесь колоссальный профессиональный опыт. Ведь на вызовах мы сталкиваемся с различными сложными ситуациями. При этом, не имея под рукой лабораторий и диагностической аппаратуры, нужно за считанные минуты поставить точный диагноз человеку и помочь.

— Много ли вызовов поступает за смену?

— Всегда по‑разному. В выходные – больше, так как поликлиника закрыта. Также в праздники, когда люди любят хорошо отдохнуть, чрезмерно употребляют спиртные напитки, а потом обращаются к нам по причине алкогольных отравлений. И в пик сезонных простуд увеличивается количество вызовов.

— Юлия Александровна, вы как‑то сортируете вызовы: срочный, менее срочный?

— Да, конечно. Диспетчер опрашивает по телефону человека, согласно утверждённому алгоритму. Порой люди нервничают, что много им задают вопросов. Но как же тогда понять, какой вызов действительно срочный, а какой неотложный, когда состояние здоровья человека не предcтавляет угрозы для жизни.

— С какими нестандартными ситуациями вы иногда сталкиваетесь?

— К примеру, у ребёнка поднялась высокая температура, родители вызвали «скорую». Бригада приезжает, спрашивает, давали ли родители какие‑то жаропонижающие, они отвечают: «А зачем? Мы же можем вызвать «скорую». Укол – это крайняя мера, попробуйте сами снизить температуру. Если у вас не получится это сделать, мы приедем и поможем.

Или другая ситуация — у пожилого человека поднялось давление, мы приезжаем, спрашиваем, не забыл ли он принять таблетку, а в ответ слышим: « Забыл…».

Люди порой не совсем понимают, для чего нужна «Скорая медицинская помощь». Голова болит — плохо. Температура 37 — плохо. Живот уже две недели болит — плохо. Это не в «Скорую помощь», с этим нужно обратиться к участковому врачу в поликлинику. «Скорая помощь» — это когда человек отравился, произошёл инфаркт или инсульт, получил сильную травму, облился кипятком. Или произошло ДТП… Именно в таких случаях необходима экстренная медицинская помощь. И мы её обязательно оказываем.

— Случаются ли ложные вызовы?

— Не часто, но бывают. Например, звонят нам и говорят: человек умирает, быстрее приезжайте. Бригада прибывает на место вызова, стучится, а дверь квартиры никто не открывает. Или люди говорят, что они не вызывали «скорую».

— Юлия Александровна, а часто ли пациенты отказываются от госпитализации?

— Довольно часто. По какой причине? Говорят, что некому за ними ухаживать, надеются, что, может быть, пройдёт. Например, у человека сильные боли в животе, мы предлагаем ему поехать к хирургу, обследоваться, чтоб исключить острую патологию. В ответ нередко слышим: «Сделайте мне какой‑нибудь укол, может, пройдёт». Если там острая патология, то боль не пройдёт. Но человек всё равно отказывается от госпитализации. А потом через некоторое время повторно вызывает «скорую помощь». И нам нужно снова преодолеть это расстояние для того, чтоб приехать. А ведь затрачивается время бригады, когда кому‑то действительно необходимо помочь. Хочется, чтоб люди лучше понимали, для чего нужна «Скорая медицинская помощь». А мы свою работу будем стараться и дальше выполнять хорошо, качественно и вовремя. Ведь от этого часто напрямую зависят здоровье и жизни людей.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×